— Элен, — заговорил я, с трудом заставив себя нарушить связывающее нас молчани



— Элен, — заговорил я, с трудом заставив себя нарушить связывающее нас молчание, — как ты думаешь, могли его похоронить здесь — в Стамбуле? Если так, понятно, почему он тревожил султана Мехмеда и после смерти…
— А?.. Да-да… — Она кивнула, одобряя мое нежелание называть его имя посреди толпы. — Мысль интересная, но как мог Мехмед об этом не знать? Да и Тургуту наверняка удалось бы обнаружить хоть какие-то свидетельства. За столько веков что-нибудь да прорвалось бы наружу.
— Но еще трудней допустить, что Мехмед позволил бы похоронить своего врага в Стамбуле…
Она задумалась. Мы уже подходили к огромным воротам Айя-Софии.
— Элен? — тихо проговорил я.
— Да? — Мы остановились посреди потока туристов и паломников, спешащих пройти внутрь.
— Если могила окажется здесь, то и Росси тоже здесь. Она обернулась, взглянула мне в лицо. Глаза ее сияли, но между тонкими бровями пролегла усталая морщинка.



 
 

<<...