— Он отравлен, — тихо проговорила Элен, — и, видимо, потерял много крови. — Б



— Он отравлен, — тихо проговорила Элен, — и, видимо, потерял много крови.
— Будь проклят этот день! — Лицо Тургута исказила боль, он сжимал в своих широких ладонях маленькую руку раненого друга.
Первой пришла в себя Элен.
— Давайте рассуждать здраво. Первое нападение… Она обернулась к Тургуту:
— Вы прежде или вчера не замечали в нем тревожных признаков?
Тургут покачал головой:
— Ничего подобного.
— Ну, тогда… — Она опустила руку в карман, и я невольно отпрянул, ожидая снова увидеть в ее руке пистолет.
Но Элен достала из кармана и положила на грудь библиотекарю головку чеснока. Тургут улыбнулся сквозь боль, извлекая точно такую же головку из своего кармана и кладя рядом с первой. Представления не имею, когда Элен нашла время покупать овощи? Может быть, во время прогулки через базар, пока я любовался видами?



 
 

<<...