Она отступила на шаг, и глаза у нее потемнели. Я не мог понять, что с ней творится.



Она отступила на шаг, и глаза у нее потемнели. Я не мог понять, что с ней творится.
— Не беспокойся. Этнографов там не было.
— Но у тебя много знакомых среди историков, а сплетников всюду хватает, — настаивал я.
— Только не здесь, — насмешливо фыркнула Элен. — Наш девиз — сотрудничество. Ни сплетен, ни интриг — исключительно товарищеская критика. Завтра увидишь: настоящая маленькая утопия.
— Элен, — простонал я, — ты можешь хоть иногда говорить серьезно? Я ведь беспокоюсь о твоей репутации — политической репутации. Как-никак, рано или поздно тебе придется сюда вернуться.
— Придется? — Элен снова взяла меня под руку, и мы пошли дальше. Я не пытался отстраниться: не многое в мире было для меня сейчас дороже, чем прикосновение рукава ее черного жакета к моему локтю. — Все равно, дело того стоило. Я просто добивалась, чтобы Гежа оскалил зубы. Показал клыки, я хочу сказать.



 
 

<<...