— Какая печаль на челе! Снова размышлял над жестокостями турок? — Нет, всего



— Какая печаль на челе! Снова размышлял над жестокостями турок?
— Нет, всего лишь об ужасах международных конференций.
Я завладел рогаликом из ее корзинки и одной из белых салфеток. Гостиница, несмотря на свою несколько обветшавшую роскошь, щеголяла безупречной опрятностью, и рогалики с маслом и клубничным джемом оказались восхитительны, как и поданный через несколько минут кофе. В нем не было горечи.
— Не волнуйся, — утешила меня Элен. — От твоего доклада все…
— Выскочат из штанов? — предположил я. Она расхохоталась:
— В твоем обществе я значительно усовершенствую свой английский… или окончательно испорчу, не знаю.
— Я в восторге от твоей тети. — Я намазал маслом следующий рогалик.
— Я еще вчера заметила.
— Расскажи, как она умудрилась выбраться из Румынии и достигнуть таких высот? Если можно, конечно.



 
 

<<...