— Гежа! — Я вытаращил глаза. — Я ведь предупреждала. Он и на конференции пыта



— Гежа! — Я вытаращил глаза.
— Я ведь предупреждала. Он и на конференции пытался меня расспрашивать, но я пропускала вопросы мимо ушей. Видимо, он основательно рассердился.
Элен помолчала.
— Тетя говорит, что он служит в тайной полиции и может быть очень опасен. Там не одобряют последних либеральных реформ и держатся старых порядков.
Что-то в ее голосе подтолкнуло меня спросить:
— Ты и раньше об этом знала? И в каком он чине? Она виновато кивнула:
— После расскажу.
Я, пожалуй, предпочел бы знать поменьше, но мне стало тошно от мысли, что этот красавец-атлет выслеживает нас.
— Чего ему нужно?
— По-видимому, он полагает, что ты занимаешься не только историей. Заподозрил, что ты ищешь здесь что-то.
— И он прав, — тихо заметил я.
— И он решил во что бы то ни стало выяснить, что тебе понадобилось в Венгрии. Уверена, он уже знает, куда мы сегодня ездили, — надеюсь только, что мать не станут допрашивать. Тетя постаралась сбить следователя со следа, но она беспокоится.



 
 

<<...