— Понимаешь, я неверующая. Мне всегда казалось, что ученому… — Я знаю. Но вед



— Понимаешь, я неверующая. Мне всегда казалось, что ученому…
— Я знаю. Но ведь тогда, в церкви Святой Марии…
— Святой Марии? — Элен недоуменно насупилась.
— Рядом с университетом. Ты зашла, чтобы прочесть письма Росси, но взяла святой воды у алтаря.
Она задумалась, вспоминая.
— Верно. Просто я затосковала тогда по дому.
Мы медленно сошли с моста и побрели по темной улице, не касаясь друг друга, но мои плечи еще помнили ее объятия.
— Позволь мне зайти в твою комнату, — шепнул я Элен, когда впереди показалось здание гостиницы.
— Не здесь… За нами следят.
Мне показалось, что у нее дрогнули губы.
Я не стал настаивать и даже обрадовался, когда, зайдя в вестибюль, нашел повод отвлечься. Вместе с ключом портье вручил мне клочок бумаги с нацарапанной по-немецки запиской: звонил Тургут и просил перезвонить. Элен терпеливо дождалась окончания ритуала: мольба о телефоне и умасливание клерка небольшим приношением — мне пришлось сократиться в расходах. Потом я долго безнадежно крутил диск, пока не услышал наконец гудки. Тургут ответил невнятным ворчанием и тут же переключился на английский:



 
 

<<...