— И поэтому он не захотел говорить о письме при Ранове. — Пожалуй… Придется



— И поэтому он не захотел говорить о письме при Ранове.
— Пожалуй… Придется подождать до завтра, чтобы узнать, что он имел в виду. — Элен переплела свои пальцы с моими. — Тебя мучает каждый день промедления, да?
Я медленно склонил голову.
— Если бы ты знала Росси… — Тут я осекся.
Она смотрела мне прямо в глаза, поправляя выбившуюся из прически прядь. Жест был таким печальным, что ее слова прозвучали особенно весомо:
— Я понемногу узнаю его, через тебя.
В эту минуту к нам приблизилась официантка в белой блузке и спросила о чем-то. Элен обернулась ко мне.
— Что будем пить?
Официантка с любопытством рассматривала нас — созданий, говорящих на непонятном языке.
— А что ты сумеешь заказать? — поддразнил я Элен.
— Чай, — проговорила она, указывая на себя и на меня. — Чай, моля.



 
 

<<...