—  Крев, — сказал он. — Кровь. Я нагнулся ниже. На буром пятнышке явственно ви



—  Крев, — сказал он. — Кровь.
Я нагнулся ниже. На буром пятнышке явственно виднелся отпечаток пальца.
— Господи… — Мне вспомнился мой бедный кот и друг Росси, Хеджес. — В комнате кто-то или что-то было? Что вы сделали, когда увидели?
— В комнате никого не было, — тихо ответил он. — Дверь я запер, и она оставалась запертой, когда я вернулся, вошел и увидел этот ужас. Я вызвал полицию, и они все осмотрели, а потом взяли — как вы говорите? — образцы крови на анализ. И без труда установили, кому она принадлежит.
— И кому? — Элен подалась к нему.
Стойчев ссутулился еще больше, и теперь я с трудом различал слова. В морщинах на лице блестел пот.
— Кровь была моя, — сказал он.
— Но…
— Нет, конечно же, нет. Меня там не было. Но полиция решила, что я сам подготовил всю сцену. Единственное, что у них не сходилось, — этот отпечаток пальца. Они сказали, что никогда не видели такого: для человеческого отпечатка слишком скудный пальцевой узор. Мне вернули книги и бумаги и заставили заплатить штраф за попытку шутить с законом. Я едва не потерял место преподавателя.



 
 

<<...