— О, любимая, — очень тихо сказал он. Его отекшие губы потрескались, но голос



— О, любимая, — очень тихо сказал он.
Его отекшие губы потрескались, но голос был тем самым, который я давно полюбил, с тем же суховатым акцентом.
— Не я… моя мать, — заговорила Элен, мучительно подбирая слова, и снова провела ладонью по его щеке. — Отец, я Элен… Елена. Я твоя дочь.
Тогда он протянул руку, с трудом заставив ее слушаться, и взял руку Элен. Рука его была в ссадинах, а ногти отросли и пожелтели. Надо было сказать, что мы сейчас же спасем его, вытащим отсюда, но я уже понимал, как страшно он ранен.
— Росс, — заговорил я, наклоняясь к нему. — Это Пол. Я здесь.
Его озадаченный взгляд обратился ко мне, вернулся к лицу Элен, а потом он с вздохом, сотрясшим весь его разбухший остов, закрыл глаза.
— О, Пол. Ты пришел за мной. Зря.
Он снова смотрел на Элен, но взгляд его помутился. Он хотел что-то добавить и после короткого молчания выговорил:



 
 

<<...