Только теперь он устремил на меня всю мощь своего взгляда, и его глаза пылали др



Только теперь он устремил на меня всю мощь своего взгляда, и его глаза пылали древней мудростью, а багровые губы приоткрылись. Сейчас я осознал, что лицо это поражало бы изысканным умом, если бы не несло такую страшную печать ненависти. Мне понадобились все силы, чтобы не сдаться, не броситься к его ногам, не отдаться под его руку. Он был властитель, вождь. Он не терпел непокорных.
Собрав всю любовь, какую испытал за свою жизнь, я заставил себя твердо произнести одно слово:
— Никогда.
Лицо его вспыхнуло, побледнело, ноздри и губы вздрагивали.
— Вы умрете здесь, профессор Росси, — сказал он, и я чувствовал, что он с трудом сдерживает ярость. — Вы никогда не выйдете из этой камеры живым, хотя в новой жизни вы сможете покидать ее. Согласившись, вы оставите за собой некоторое право выбора.



 
 

<<...