Бережно держа книгу в ладонях, я присел на край кровати рядом с Элен. Никто из на



Бережно держа книгу в ладонях, я присел на край кровати рядом с Элен. Никто из нас не издал ни звука: мы переговаривались только глазами.
— Сохранность почти идеальная. И ты надеешься контрабандой вывезти ее из Болгарии? Элен, — взглядом сказал я, — ты сошла с ума. И как насчет того обстоятельства, что эта вещь принадлежит болгарскому народу?
Она поцеловала меня, взяла книжечку у меня из рук и открыла на первой странице.
— Это подарок моего отца, — прошептала она.
На внутренней стороне передней доски переплета был длинный кожаный карман, и в него она осторожно запустила пальцы.
— Я не смотрела, ждала, пока можно будет посмотреть вместе.
Она извлекла из кармашка сложенную пачку тонкой бумаги, покрытой густыми строками машинописи. Потом мы вместе, молча, читали предсмертный дневник Росси. Закончив, никто из нас не заговорил. Мы плакали. Наконец Элен снова завернула томик в носовой платок и вновь бережно спрятала на себе.



 
 

<<...