— Это имя не было дано ему при рождении, — объяснил он. — Принимая обет, мы при



— Это имя не было дано ему при рождении, — объяснил он. — Принимая обет, мы принимаем новые имена. Среди нас всегда есть Кирилл — кому-нибудь дают это имя — и Мишель — вот он, здесь…
— Вы хотите сказать, — проговорил я, крепко прижимая тебя к себе, — что здесь и до него был брат Кирилл, и до того тоже?
— О да, — ответил аббат, явно озадаченный моим горячечным допросом. — Всегда, сколько мы помним нашу историю. Мы здесь гордимся своими традициями… мы не принимаем новых обычаев.
— Откуда идет эта традиция? — Я почти кричал на него.
— Этого мы не знаем, monsieur, — терпеливо отвечал аббат, — так уж всегда было.
Я шагнул к нему, едва не упершись носом ему в лицо.
— Я требую, чтобы вы вскрыли саркофаг в склепе. Он отступил, пораженный до глубины души.



 
 

<<...