Он был так реален, так близок к нам, что захватывало дух, и при этом мне чудилось,



Он был так реален, так близок к нам, что захватывало дух, и при этом мне чудилось, что, стоит только пересилить себя и шагнуть ему навстречу, способность дышать вернется ко мне, и скоро меня уже тянуло к нему. Серебряный кинжал лежал в кармане, но никакая сила не заставила бы меня сейчас потянуться за ним. Что-то поблескивало в тени его лица — красноватые глаза? обнаженные в улыбке зубы? — и тут из тени потоком прорвались слова. Я говорю — потоком, потому что в его резкой гортанной речи смешались неразличимо множество языков — или это был один неведомый язык? Мгновение спустя в потоке слов возник для меня смысл, улавливаемый кровью, а не слухом.
— Добрый вечер. Поздравляю.
К отцу вернулась жизнь. Не знаю, где он взял силы заговорить.
— Где она? — выкрикнул он, и голос его срывался от страха и ярости.



 
 

<<...