— Вашу гробницу, господин? — переспрашивает монах, почтительно потупив взгляд



— Вашу гробницу, господин? — переспрашивает монах, почтительно потупив взгляд.
— Да, преподобный. — Рука князя снова гладит рукоять меча. — Я все обдумал. Похороните меня под алтарем и положите мраморную плиту. Не сомневаюсь, что вы отпоете меня как надо. Пожалуй, для такого случая пригласите второй хор певчих.
Настоятель согласно наклоняет голову, но его тревожит лицо собеседника, расчетливый блеск его глаз.
— И еще одно распоряжение — запомните его хорошенько. Пусть на могильной плите нарисуют мой портрет, и никаких крестов.
Потрясенный настоятель поднимает взгляд.
— Как же без креста, господин?
— Без креста, — твердо повторяет князь, глядя прямо в глаза монаху, и тот не осмеливается спорить. Но он — духовный отец этого человека, и, выждав минуту, он заговаривает снова.



 
 

<<...