— Не вижу, чем я отличаюсь от ваших итальянских шлюх, милорд. — Но ты совсем д



— Не вижу, чем я отличаюсь от ваших итальянских шлюх, милорд.
— Но ты совсем другая, любовь моя, совсем другая, — тихо обронил он. Она почувствовала, как его пальцы перекатывают твердый камешек соска, и, неимоверным усилием воли сдержав беспомощные вопли, стала думать о мести. Касси постаралась лежать неподвижно, даже когда он втянул в себя нежную розовую вершинку и начал посасывать.
— Прекратите! — выдавила она, извиваясь и выгибая спину, чтобы сбросить его.
Граф сжал ее талию, удерживая на месте, и продолжал наслаждаться вкусом шелковистой плоти, но, ощутив, как она задрожала от страха, заколебался. Сколько раз он рисовал в своих мечтах, как владеет этим телом, дарит Касси безумное наслаждение!
Подумать только, что этот негодяй, Эдвард Линдхерст, первый пробудил в ней желание!



 
 

<<...