— Какая скромность! — усмехнулся граф. — Я тоже обнажен, любовь моя, и весь в т



— Какая скромность! — усмехнулся граф. — Я тоже обнажен, любовь моя, и весь в твоем распоряжении, только попроси.
— Отвечайте же! — завопила она.
— Если ты несешь вздор, мне нечего сказать, — пожал он плечами и потянулся. Касси невольно уставилась на густую поросль черных волос в паху. Его плоть стала почему-то мягкой и вялой.
Граф перехватил ее взгляд и шутливо поклонился:
— Он не может быть напряженным и твердым все время, миледи. Даже ваш покорный слуга должен иногда отдыхать.
Касси снова ощутила, как слезы жгут глаза, и, поперхнувшись рыданием, поспешно отвернулась. Граф провел рукой по ее распустившимся косам.
— Ты должна расчесать волосы, иначе к утру они безнадежно спутаются.
Девушка не пошевелилась, и граф вздохнул:
— Хорошо, я сам сделаю это. Будешь лежать спокойно или мне тебя привязать?



 
 

<<...