— Прошу лишь об одном, не унижайте меня публичной поркой. И связывать меня не ст



— Прошу лишь об одном, не унижайте меня публичной поркой. И связывать меня не стоит, я все вынесу и не стану сопротивляться.
Граф в растерянности уставился на нее. Безмерно восхищаясь мужеством Касси, он хотел одного: сжать ее в объятиях и шептать нежные слова, пока у нее в глазах не исчезнет ужас. Но она посчитает это оскорблением, снисходительным презрением к слабой женщине. Можно представить, как она рассердится, и окажется права, ибо все его доводы будут звучать вяло и неубедительно.
Он пытался найти выход из этой смехотворной ситуации, когда Касси по-прежнему спокойно спросила:
— Какую плеть вы возьмете, милорд? Насколько я поняла, вы все-таки решили высечь меня перед матросами? И привязать к мачте?
— Нет, — с трудом выговорил он наконец, — я не стану позорить тебя перед всеми.



 
 

<<...