— Почему ты так сжимаешься, любовь моя? — прошептал он, и от его горячего дыхан



— Почему ты так сжимаешься, любовь моя? — прошептал он, и от его горячего дыхания шевельнулись ее золотистые локоны. — Вспомни, какое блаженство нас ждет впереди. Мы слишком долго были врозь, слишком долго…
Его пальцы продолжали нежно ласкать округлые полушария, и напряженный отросток, голодный и пульсирующий, словно искал входа в потаенную пещерку. В ушах снова зазвучал его голос, низкий, с чувственными нотками.
— Думай о том, как я целую тебя.., везде… Ты такая розовая и мягкая, как шелк, сага. И сладкая на вкус.., как майский мед.
Касси запрокинула голову.
— Будьте вы прокляты! Я не позволю соблазнять меня словами! И не стану вас слушать!
Но его рот прижался к ее губам, а язык медленно проник внутрь. Пальцы Энтони погладили ее шею, неторопливо добрались до лифа платья. Бархатная лента, которой Касси стянула волосы, развязалась будто сама собой. Энтони покрыл поцелуями ее шею, чуть прикусил мочку уха, и неожиданно Касси обдало жаром. Она едва сознавала, что он больше не сжимает ее запястья, а ее руки, словно обретшие собственную волю, обнимали его плечи, пытаясь притянуть еще ближе.



 
 

<<...