— Назови день, дорогая, — мягко возразил граф, глаза которого так и искрились с



— Назови день, дорогая, — мягко возразил граф, глаза которого так и искрились смехом.
Касси открыла было рот, но тут же захлопнула его, видя, что Чезаре с искренним недоумением взирает на них. Она отвернулась и села в глубокое, мягкое кресло, забыв о лимонаде.
— Граф очень мало рассказывал мне о вас, синьор. Чезаре широко развел руки:
— Поверьте, синьорина, ему совсем невыгодно рассказывать обо мне. Такой неуклюжий гигант и к тому же с перевязанной рукой! Настолько нескладный, что ухитрился где-то получить рану в плечо!
Касси, до сих пор с улыбкой слушавшая, как добродушно он подтрунивает над братом, вмиг стала серьезной.
— Это не он оказался неловкие, синьор, — выпалила она.
Граф усмехнулся:
— Скажем лучше, что я просто был очень беспечен, Чезаре.



 
 

<<...