— Понимаю. И что ты сделала с ожерельем? Девушка робко улыбнулась: — Его можн



— Понимаю. И что ты сделала с ожерельем? Девушка робко улыбнулась:
— Его можно перенизать, милорд, после того, конечно, как мы соберем весь жемчуг.
Касси отпустила Розину и уселась за туалетный столик, безуспешно пытаясь не смотреть на графа, снимавшего халат. Но глаза не желали ее слушаться. Оставшись обнаженным, он лениво потянулся. Энтони не отличался тщеславием, но хорошо сознавал, как великолепно его большое мускулистое тело. Ее смущенные взгляды исподтишка всегда приводили его в восторг. Граф подошел к столику и приобнял Касси.
— Неужели в вас нет ни капли скромности? — раздраженно спросила она, как всегда, недовольная тем, что ее тело бесстыдно отзывается на его прикосновение. Энтони нагнулся и поцеловал ее в висок.
— Еще несколько минут, сага, и я с полным правом смогу бросить тебе точно такое же обвинение.



 
 

<<...