— Господи, любимая, что случилось? — Ненавижу тебя, — всхлипывала она, стиск



— Господи, любимая, что случилось?
— Ненавижу тебя, — всхлипывала она, стискивая руки у него за спиной.
— Понимаю.
Боясь придавить ее, граф повернулся на бок, увлекая Касси за собой. Предположив, что беременным женщинам присущи необъяснимые капризы, он пошутил:
— По крайней мере ты не отвернулась и не захрапела сразу после того, как насладилась моим телом!
Девушка немедленно отстранилась и наградила его негодующим взглядом:
— Да как вы смеете, гнусный лжец! Я не храплю!
— Нет, конечно, нет, — утешил Энтони, приглаживая ее влажные растрепавшиеся волосы, и мягко спросил:
— Ты окажешь мне честь стать моей женой?
На какую-то долю секунды он увидел боль в этих синих глазах и от всей души пожалел, что Эдвард Линдхерст вообще родился на свет. Но он был недалек от истины. Эдвард для Касси превратился теперь в смутный, неясный образ. Ее боль была рождена страхом, страхом за себя и за будущее, которого Касси не могла предвидеть. Отведя глаза, она прошептала;



 
 

<<...