Но Розина не двигалась. Она тоже увидела изуродованное тело хозяйки, сочившуюся



Но Розина не двигалась. Она тоже увидела изуродованное тело хозяйки, сочившуюся кровь и бесшумно соскользнула на пол в глубоком обмороке. Граф снова выругался и устремился к двери. Выйдя на площадку, он прогремел:
— Скарджилл!
Вернувшись в спальню, он переступил через обмякшее тело служанки, подошел к кровати и с тревогой уставился в лицо девушки.
— Пожалуйста, Касси, — тихо прошептал он, — только не вздумай сейчас очнуться!
Скарджиллу хватило беглого взгляда, чтобы все понять.
"Трусливая девчонка”, — подумал он, осуждающе взирая на Розину.
— Что я должен делать, милорд?
— Эти животные сильно разорвали ее. Поторопись, Скарджилл, пока она не чувствует боли.
Камердинер прижимал к кровати ноги девушки, пока граф сноровисто работал иглой. Наложив четыре шва, он бросил иглу на ночной столик и медленно выпрямился. Сам Скарджилл на своем веку зашил немало ран, тяжелых и глубоких, оставленных шпагой или саблей, но никогда еще не был столь потрясен. Мадонна была такой худенькой, а ее плоть — непередаваемо нежной и мягкой. Шотландец закрыл глаза, но перед его мысленным взором то и дело всплывали фигуры безликих негодяев.



 
 

<<...