Даниеле вытер густые усы. — Так или иначе, — спокойно пообещал он, — я в любо



Даниеле вытер густые усы.
— Так или иначе, — спокойно пообещал он, — я в любом случае уведомлю вас, ваша светлость.
Граф направился к тому месту, где оставил своего жеребца, и уже хотел заплатить державшему поводья мальчику, когда сзади послышался томный женский голос:
— Антонио, как чудесно снова видеть тебя! Обернувшись, он увидел Джованну в платье из абрикосового бархата. На него восторженно глядели огромные глаза, на мягких губах играла манящая улыбка. Рядом стояла горничная, нагруженная свертками.
— Графиня, — сухо пробормотал Энтони, кланяясь. Но Джованна протянула руку, и он едва прикоснулся губами к тонким пальчикам. Графиня тихо рассмеялась и кивком головы отпустила горничную.
— Я так устала, Антонио. Ты не проводишь меня до дому?



 
 

<<...