Эдвард кивнул, но Касси поняла, что он почти ее не слушает. — Как мог этот ублю



Эдвард кивнул, но Касси поняла, что он почти ее не слушает.
— Как мог этот ублюдок вынудить тебя жить с ним так долго?! — неожиданно взорвался он.
— Он твердо верил, что я переменюсь и передумаю. Хорошо еще, что он не спросил, не пришлось ли графу насиловать ее все это время. Достало бы у нее сил солгать?
Эдвард схватился за перевязь, но тут же сообразил, что сабля на столе, а граф достаточно далеко. Снова взглянув на Касси, он заметил одинокую слезу, медленно ползущую по щеке, и тотчас раскаялся в собственной безотчетной ярости. Стиснув ее пальцы, Эдвард поднял девушку.
— О Боже, Касс, пожалуйста, не плачь. — Он прижался щекой к ее щеке и осторожно погладил по спине. — Все будет хорошо, любимая. Я помогу тебе забыть, обещаю. Все пройдет, как дурной сон, вот увидишь.



 
 

<<...