— Боже, — с трудом выговорил он, — как ты прекрасна! — Ты уже видел меня.., та



— Боже, — с трудом выговорил он, — как ты прекрасна!
— Ты уже видел меня.., такой, не помнишь, Эдвард?
— Да, — выдохнул он, ложась рядом. — Но я пытался забыть, Касс.
Продолжай он думать о ней, вспоминать о том дне и пещере на берегу, наверняка бы сошел с ума.
Эдвард впился взглядом в нежные груди с шелковистыми розовыми сосками и непроизвольно сглотнул. При одной мысли о графе Клер, касавшемся этого роскошного тела, владевшего им, в глазах темнело от бешенства.
Заметив, как заледенели карие глаза, Касси нерешительно дотронулась до него, и Эдвард со вздохом прильнул к ее губам, сознавая, что хотя Касси больше не девственна, он должен обращаться с ней так же бережно, как в тот далекий день на берегу. Гладя ее упругую плоть, он не мог не вспоминать о человеке, укравшем ее невинность, тоже ласкавшем это тело по праву хозяина, владельца, собственника. И Эдвард против воли снова подумал о бесконечных наполненных болью днях, горестных ночах, жестокости судьбы. Мучительное, невыносимое одиночество заживо пожирало Эдварда. Касси покинула его, и жизнь потеряла смысл.



 
 

<<...