Граф прислонился к белой колонне и небрежно сложил на груди руки. — Лгал, Касс



Граф прислонился к белой колонне и небрежно сложил на груди руки.
— Лгал, Кассандра? Я причинил тебе немало бед, но ни разу не сказал не правды.
— В таком случае, милорд, как вы объясните неожиданное родство с Бекки Питершем, женщиной, прожившей в нашей семье более десяти лет?
— Ах-да, Бекки. Полагаю, ты прочла ее письма, сага, и поняла, что она дальняя моя родственница. Я вверил тебя ее заботам потому, что она сама хотела получить должность гувернантки в Англии, а твоему отцу не было дела до своих детей, и ты легко могла вырасти настоящей дикаркой, если бы не мое своевременное вмешательство. — Энтони пожал плечами. — Вероятно, ты права, и я зря не рассказал тебе. Но обязательно признался бы после того, как мы обвенчались.
Помолчав, он стряхнул пылинку с рукава, и вздохнул.



 
 

<<...