"Господи, на ней, наверно живого места нет, а она обо мне. Надо ее в сани поднять к



"Господи, на ней, наверно живого места нет, а она обо мне. Надо ее в сани поднять как-то. Волков не видно, неужели отбились?".
Напрягая все невеликие силы тринадцатилетнего тела, Мишка помог матери приподняться и перевалиться в сани.
– Мишаня, волков не видишь?
– Нет, живых не вижу, только побитые лежат.
– Я топор обронила, сходи, поищи, Рыжуха назад не пойдет.
– И я самострел потерял тоже, и Чиф еще…
– Вот и сходи.
Топор обнаружился не очень-то и далеко, рядом с окровавленным трупом волка с перерубленным хребтом. Рядом, пытаясь отползти, возился еще один зверь, правая передняя лапа, перебитая тетивой, безжизненно болталась, из пробитой наконечником болта шеи хлестала кровь. Тут же валялся и самострел.
Мишка подобрал топор и, хотя ясно было видно, что волк - не жилец, мстительно хрястнул его обухом по голове. С топором и самострелом вернулся к саням. Мать лежала, закрыв глаза, лицо было бледным.



 
 

<<...