Максим Леонидович оказался прав: адаптация удалась стопроцентно. Дом был дейст



Максим Леонидович оказался прав: адаптация удалась стопроцентно. Дом был действительно родным домом, мать - матерью, язык двенадцатого века - родным языком, привычным и понятным. Даже быт, коренным образом отличный и менее комфортный, не порождал никаких проблем.
Временной зазор между "вселением" и "осознанием" сыграл роль своеобразного психологического демпфера. Не будь его, еще неизвестно, как бы принял человек ХХ века необходимость есть вместо картошки репу, пользоваться вместо (пардон) туалетной бумаги мхом и мыть голову печной золой. А так Мишку нисколько не удивляло и не шокировало то, что сарафан является мужской верхней одеждой, что женщины используют для стирки куриный помет, что спать приходится вповалку на полатях, что в жаркую погоду мужчины, пренебрегая штанами, щеголяют в одних долгополых льняных рубахах.



 
 

<<...