– Минька, ты его что, убил? - Прервал мишкины размышления Прошка. – Кого? – А



– Минька, ты его что, убил? - Прервал мишкины размышления Прошка.
– Кого?
– Афоню. Вон лежит и не шевелится, и бледный весь.
– Ну всего-то ты не видишь, только морду.
Мишка взял Афоню за руку, нащупал пульс.
"Живой, слава Богу, но крепко я его приложил. Как бы сотрясения мозга не было, надо его как-то в себя приводить".
– Прошка, возьми его шапку, зачерпни воды в канаве.
– Так грязная, нельзя ее пить, мне маманя говорила что…
– Да не пить! На голову вылить, чтоб в себя пришел.
– Ага, сейчас.
Пашка зачерпнул полную шапку и щедро плеснул Афоне в лицо. Весенняя вода была ледяной, парень залупал глазами и замычал что-то нечленораздельное.
"Блин, челюсть, что ли, сломана? Это хреново, челюстно-лицевой хирургии ЗДЕСЬ, кажется, нет. Неприятностей не оберемся. Ну Вы и Геракакел, сэр, с одного удара! Пошли дурака Богу молиться, он челюсть сломает, но не себе".



 
 

<<...