Жизнь продолжалась. Мужики, в три топора, за несколько дней поставили поодаль от



Жизнь продолжалась. Мужики, в три топора, за несколько дней поставили поодаль от пасеки сруб, близнецы в поте лица таскали с реки булыжники - сначала для печи, потом для кузнечного горна, Мишку поставили пасти небольшое семейное стадо и вообще: было такое впечатление, что устраиваются здесь, чуть ли не навсегда.
По вечерам за столом разговоры шли исключительно на хозяйственные темы: чем крыть крышу у новой избы, где раздобыть глины для раствора, сколько времени осталось до покоса. Об эпидемии, о возвращении в село, об оставшихся там друзьях и родственниках, словно сговорившись, не произносили ни слова.
Когда в кузнице, устроенной под навесом, запыхтели мехи и застучал молот, совершенно неожиданно для Мишки, оказалась востребованной его идея с косой-литовкой. Дядька Лавр зазвал Мишку в кузницу и начал расспрашивать о подробностях. Мишка, как мог, отвечал, а на следующий день уже строгал ручку и благодарил Бога за то, что однажды из чистого любопытства поинтересовался тем, как устроена рогулька (или как там она называется) за которую держится одной рукой косарь.



 
 

<<...