Тяжка вина отрока Михаила, но молю тебя, брате, - монах опустился на колени и, дер



Тяжка вина отрока Михаила, но молю тебя, брате, - монах опустился на колени и, дернув за рукав, заставил сделать то же самое Мишку - прости его, ибо искупил он вину страданиями телесными, духовным подвигом и искренним раскаянием!
"Как излагает, заслушаться можно! Интересно: когда это я раскаяться успел?".
Дед, стукая деревяшкой, подошел к Мишке, выдержал драматическую паузу, потом величественно возгласил:
– Встань, Михайла! По молению пастыря нашего духовного, святого отца Михаила, прощаю тебя и впредь виной твоей не попрекну. И другим - дед возвысил голос - попрекать не велю.
Трижды облобызал поднявшегося на ноги внука и, похоже, сам умилился, чуть ли не до слез. Дальше пошли уж совсем деревенские политесы: дед настойчиво приглашал отца Михаила отужинать, тот отговаривался необходимостью творить вечернюю молитву, дед настаивал, аргументируя неизбежность празднества "возвращением блудного э-э-э внука", бабы в это время шустро накрывали на стол.



 
 

<<...