Своята сразу же заметно притих, сдернул шапку, поклонился Никифору. – Здрав б



Своята сразу же заметно притих, сдернул шапку, поклонился Никифору.
– Здрав будь, Никифор Палыч, не серчай, не заметил тебя сразу. Чего пожелаешь? Мы всякую музыку играть можем: хочешь - веселую, хочешь - жалостную, ежели в застолье…
– Играть будешь то, что вот они тебе скажут. - Никифор указал на Ходока и Мишку - Играть будешь здесь каждый день с завтрашнего дня. Ученики княжих ратников будут представлять воинское учение, зрителей пускать будем за плату. Твоя доля с той платы - двадцатая.
– Пятая!
– Пшел вон!
– Седьмая!
– Сенька! Зови мужиков, гоните их в шею!
– Десятая, хозяин, помилосердствуй, мне же музыкантов кормить надо!
– На торгу ты за неделю не заработаешь того, что здесь за день…
Пока шла торговля, Мишка рассматривал "ансамбль", благо музыканты держали инструменты в руках и было сразу понятно - кто на чем играет. У двоих пареньков, по виду его ровесников были костяные рожки, у третьего - деревянная флейта, или что-то на нее сильно похожее. Мужик средних лет приволок здоровенную деревянную трубу, видимо, предназначенную исполнять басовую партию, а у молодого парня, Мишка чуть не сел от удивления, оказался ксилофон - закрепленные на раме деревянные плашки разного размера. Сам "худрук" держал подмышкой бубен, и что-то еще круглое было у него в мешке.



 
 

<<...