– Хватит придуриваться, ноги его не… Минька, да ты чего? – Пардон, мадмуазель



– Хватит придуриваться, ноги его не… Минька, да ты чего?
– Пардон, мадмуазель, кажется, отъезжаю…


* * *

Все повторялось. Мишка снова лежал с закрытыми глазами, медленно выплывая из забытья, а рядом тихо звучали женские голоса, и один из них был юлькиным. Все, как тогда - у Нинеи.
– Я не поняла, мама, он какие-то слова говорил, то есть, думал… не по-нашему. Я не запомнила.
– Ничего, помнишь, я тебе про заклинания объясняла? - Второй голос принадлежал лекарке Настене. Если не понимаешь смысла, то заучивать бесполезно.
– Да, помню. Только я думала, что он силу в больное место направит, а он вдруг решил, что надо спать. Я пробовала перебороть, но он сильнее оказался. Ну… и уснули все. Сколько спали, не знаю, а как проснулась, то сразу к Демке. Смотрю, он дышит ровно, сердце бьется хорошо, и синюшность на лице пропала.



 
 

<<...