– Совсем пацан еще… - Илья немного помолчал и вдруг поинтересовался: – Афоня



– Совсем пацан еще… - Илья немного помолчал и вдруг поинтересовался:
– Афоня, у тебя, сколько убитых на счету?
– Не все в счет идут. - Недовольно пробурчал Афоня в ответ.
– У всех не все в счет идут, а сколько, все-таки? - Прицепился обозник словно репей.
– Ну, двенадцать…
– А колечко где же? - В голосе Ильи прорезались нотки ехидства.
– Да, двое - обозники, вроде тебя, а еще четверо - стрелами.
– Значит, шесть?
– Ну, шесть, чего ты привязался-то?
– А то! У этого пацана уже десять, и он серебряное кольцо полноправного ратника заслужил, а ему всего тринадцать лет. Каково, а?
– Не Илья, - Афанасий охотно переключился со скользкой для него темы на обсуждение Мишки - не будет ему кольца, не так это просто. Смотри: в счет идут только воины, с которыми грудь в грудь схватился и одолел. А он там пятерых из самострела побил и только одного ножом, да и то: не воины они были, а тати, хоть и в доспехе. А здесь ему двоих точно засчитать можно, того, которого он ножом и того, которого пес задрал. Если ты ворога конем стоптал, это засчитывается, ну и пса, наверно, можно так же считать. А еще двоих, опять, из самострела. Но тут уж, как старики решат, он оборону держал, для нас время выгадывал, могут и засчитать. Так что, либо двоих, либо, если повезет, пятерых. Только он, пока, не воин, счет на него не ведется.



 
 

<<...