– А из них, только сорок человек по своей воле в бой идти, готовы, а остальные… -



– А из них, только сорок человек по своей воле в бой идти, готовы, а остальные… - Афоня, сам того не зная, озвучил озабоченность, высказанную дедом при выезде из Турова.
– Готовы, не готовы. - Проворчал Илья. - Из этих сорока, у скольких серебряное кольцо есть? Раньше без него и ратником-то зваться не позволяли, и, до сих пор, долю в последнюю очередь, что похуже выделяют. Был, рассказывали, один такой, что сыновьям до серебряного кольца жениться не позволял, мол, не созрели еще. Один сын так и не успел.
– Убили?
– Хуже. Глаза вышибли. Кто ж за слепого замуж пойдет?
– И как же он?
– Сапожником стал, да таким сапожником! Сапоги тачал - загляденье. А батька его, поле этой истории, в другую крайность ударился: всех под венец погнал. С тех пор, говорят, и обычай завелся: у кого сына нет, на опасное дело стараются не посылать, чтобы род не пресекся.



 
 

<<...