– Что бы, значит, кровь продолжалась? – Хитер ты, Афоня, нашел, как разговор оп



– Что бы, значит, кровь продолжалась?
– Хитер ты, Афоня, нашел, как разговор опять на лисовинову кровь свернуть!
– Так интересно же, дядька Илья.
– Уже и дядька. Все вы, пока целые, поверх обоза глядите, а как шкуру продырявят… ладно, об этом я уже толковал. Так вот, история эта на сказку похожа, но все взаправду было, и многие из тех людей еще живы, порасспросить можно. Ты жену Корнея помнишь?
– Помню. Аграфеной звали.
– Аграфеной Ярославной, потому, как была она дочерью князя Ярослава Святополчича.
– Да ну!
– Ага, не от законной жены, правда, но любил ее князь, чуть не больше других детей. Устроил так, что она боярской дочерью считалась.
– Это как же?
– Не перебивай! Ты князей знаешь, попользоваться девкой, да бросить, у них обычное дело. Но если понесет она княжеский плод, то заботу проявляют… частенько. А тут запала князю Ярославу девица в сердце, прямо пропал! Был у него один боярин, как звали, не упомню, старенький совсем, ветхий, вот-вот помирать. А семьи у боярина того не было, говорят, на пожаре все погибли. Его-то Ярослав на своей зазнобе и женил. Боярин тот Ярослава еще ребенком на коленях качал, любил, как сына, вот и согласился. Да и помер в скорости. А боярыня родила князю Ярославу девочку. Крестили Аграфеной. Тайны особой из этого не делали, даже звали ее, как подросла, Аграфеной Ярославной, а не по имени того боярина.



 
 

<<...