– Понял, Афанасий? По ходу мишкиного монолога лицо Ильи менялось самым разите



– Понял, Афанасий?
По ходу мишкиного монолога лицо Ильи менялось самым разительным образом - мужиком он, как понял Мишка, был достаточно эмоциональным, да к тому же, хорошим рассказчиком, поэтому мимикой обладал весьма выразительной. Афоня приоткрыл рот и расширенными глазами не отрываясь смотрел на Илью. Потом перевел взгляд на Мишку и с запинкой выговорил:
– Ты… ты колдун?
– Глупости! Если кто и колдун, то Илья. Ни слова не произнес, а столько тебе сейчас рассказал, словами такого и не скажешь никогда.
Илья неожиданно зло процедил:
– Зверь ты, Михайла, с людьми, как с куклами…
– Илья, ты же сам согласился!
– Бешеный Лис, как голого выставил…
– Илья, прости дурака, не подумал… - Мишка действительно ощутил острый приступ стыда. - Илья! Ну хочешь на колени встану? Прости пожалуйста, я же Афоне помочь хотел. Ты же сам знаешь, как это важно, сколько ты по лицам раненых понимать умеешь! Ты же ни одну жизнь спас, когда они сказать не могли, а ты догадался…



 
 

<<...