– Сможешь из порченого-то? – Один хрен - последний болт. Из саней послышался



– Сможешь из порченого-то?
– Один хрен - последний болт.
Из саней послышался сонный голос Афони:
– Мужики, вы чего?
– Лежи, Афоня, не шевелись!
– Чего случилось-то?
– Тихо, ты!
Где-то в стороне раздались крики: "Вон он, держи! А-а-а! Уходит!". Зычный голос Рябого: "Десяток, по коням!"
– Все, Афоня, можешь орать. - Разрешил Илья.
– Чего орать-то?
– А чего хочешь, то и ори. Михайла, тебя опять зацепило?
– Нет… нога! Уй, блин.
– Потерпи, парень, сейчас головню принесу - посветить.
Илья потрусил к костру и нарвался на окрик Луки, выросшего, словно из-под земли:
– Не шляться! Следы затопчешь. Складень, Софрон, быстро, пока не натоптали, разберитесь. Эй вы! Никому не вставать, хоть одна сука поднимется, пристрелю! Что, не понимаешь? Ну, на!
Щелкнула по кожаному наручню тетива, в темной массе полоняников раздался чей-то вскрик. Сразу же за ним взвился истеричный бабий вопль:



 
 

<<...