– Я сам, деда… – Лежи уж… сам. Взяли! Вот так, на, хлебни, травы, и правда, горь



– Я сам, деда…
– Лежи уж… сам. Взяли! Вот так, на, хлебни, травы, и правда, горькие.
– Корней Агеич, дозволь и мне приложиться, кости все ноют, видать, снег пойдет.
– Вот только этого нам и не хватало. Приложись, чего уж там, вдвоем сегодня стреляли. Я Бурею скажу… эй-эй, меру-то знай! Чуть не все выхлебал, всем ты хорош, Илья, но в питие удержу не знаешь.
– Чего сказать-то мне хотел, Корней? - раздался сбоку неприятный хриплый голос.
Обозный старшина Бурей был не просто страшен, им можно было пугать не только детей, но даже и взрослых. Горбатый, руки висят ниже колен, надбровные дуги, как у питекантропа, носа почти нет, а брода растет от самых глаз. Ратнинские бабы на полном серьезе утверждали, что матушка прижила Бурея в лесу с лешим. Единственный из обозников, он имел серебряное кольцо ратника, причем заработал его за один раз. Обладая жуткой физической силой, однажды, когда к телегам с ранеными прорвались половцы, он оглоблей вынес из седел одиннадцать степняков, а из него самого потом вытащили четыре стрелы.



 
 

<<...