Знаешь, если сеча на одном месте крутилась, то потом там не то что стрел своих не



Знаешь, если сеча на одном месте крутилась, то потом там не то что стрел своих не найдешь, людей в броне из земли выковыривать приходится, так их ногами да копытами притопчут, что и не узнаешь, порой, своего или чужого достаешь. Я сам, однажды, видел шлем кованый в лепешку растоптанный. А обозник не брезглив, он и в земле покопается, и требуху конскую разгребет, вдруг что полезное отыщется? Но и помощь, конечно нам, тут ничего не скажешь. И воды принесут, и раненых полечат, и еды сготовят, да и вообще, бывает так умашешься, что из доспеха самому не вылезти. Тут никакая помощь лишней не бывает.
– А если в погоню уходите?
– Тогда обозники сами все собирают и им за это - десятина от всего.
– И не утаивают?
– Пацан ты еще, Михайла. - Усмехнулся Афоня. - Не обижайся, просто жизни еще не знаешь. Вороватую руку Бурей по локоть рубит, болтают, что было даже, когда не рубил, а просто ручищами своими из локтя выломал. А это - смерть, после такого не выживают. Но он прав: лучше самому чужую руку отсечь, чем тебе, за чужой грех, сотник голову отсечет. Рассказывают, что сотник, который перед Агеем был, так и сделал, за то, что обозный старшина за своими не уследил.



 
 

<<...