– Сой! Куда? Стрелять буду! – Да свой я, свой! Ослеп что ли? Вернулся Илья нес



– Сой! Куда? Стрелять буду!
– Да свой я, свой! Ослеп что ли?
Вернулся Илья нескоро, запыхавшийся, красный, потный, нагруженный поклажей так, что напоминал скарабея, толкающего перед собой навозный шар. Два окровавленных на спине полушубка, два заплечных мешка, беличья шапка, что-то еще. В кулаке зажаты две стрелы с окровавленными наконечниками. Вывалив добычу в задок саней, он плюхнулся на свое место и долго не мог отдышаться.
"Мародер, блин. И стрелы не забыл прихватить. Наверно, чтобы от Луки откупиться, за то, что его покойников обобрал. Хорошая стрела недешевая штука. Заготовки надо больше года особым образом обрабатывать и выдерживать, подвешенными за определенный конец, наконечник стальной, перья, костяное кольцо на хвостовик…".
– Молодые совсем, наверно, жених и невеста, боялись, что разлучат. - Заговорил, отдышавшись Илья. - Надо было мешки не в руках нести, а за спину повесить, может, стрела и увязла бы… хотя от Луки так не спасешься. Чего носы воротите? Ладно - Михайла, а ты-то, Афоня, что с убитых добычу не брал никогда?



 
 

<<...