– Михайла! - Голос старосты вернул Мишку к действительности. - Уснул, что ли? –



– Михайла! - Голос старосты вернул Мишку к действительности. - Уснул, что ли?
– Что, Аристарх Семеныч?
– Где грамота от епископа? Давай сюда!
– Так у тебя должна быть, Аристарх Семеныч, я как с сестрой передал, больше ее не видел.
– Да? Ну, значит, у меня. Всего не упомнишь. - Староста Аристарх поглядел туда-сюда, будто грамота могла валяться где-то тут, на дворе. Ничего, естественно, не обнаружил, и принялся излагать пастырское послание по памяти: - Значит, так: упрекает нас епископ Туровский Кирилл, за то, что пастырь наш отец Михаил в болезни неухожен, неприсмотрен…
Нынешней ночью Мишка совершил преступление - выпустил пленного волхва, захваченного в Куньем городище. Дождавшись, пока все шумы на подворье затихнут пришкандыбал на костылях в сарайчик, где держали пленного волхва, долго чиркал кресалом, наконец зажег огарок свечи. Волхв - нестарый еще мужик, закутанный в традиционный для волхва плащ из белой шерсти, сильно перепачканый, лежал в углу связанный по рукам и ногам, на свет и произведенный Мишкой шум даже не обернулся.



 
 

<<...