– Кхе! Лавруха, да пошли кого-нибудь за пивом! Ну… Луку можно, Алексея Рябого ещ



– Кхе! Лавруха, да пошли кого-нибудь за пивом! Ну… Луку можно, Алексея Рябого еще… Люди верные. Кого ж еще-то?
– Может, Игната? - Предложил Мишка.
– Молод больно.
– Зато верность проявил, - поддержал племянника Лавр - и ратники его десятником выбрали.
– Ну, допустим. - Неохотно согласился дед. - Трое выходит. Эх, мало верных людей.
– А Тихона? - Попытался пополнить список Мишка.
– Да он, может, еще и с десятком не управится. - Отмахнулся дед. - Нет, рано, потом, может быть.
"Ну, сэр, сейчас или никогда!".
– Значит, трое. Четвертая - Нинея.
– Что-о-о?!! - Корней и Лавр одновременно изумленно уставились на Мишку.
– Она и так боярыня. - Надо было ковать железо, пока горячо. - Древлянская боярыня Гредислава.
– Ты-то откуда?… - Начал было дед, и сам себя прервал: - Ну, да. Понятно. Только… Нет, не примет. Зазорно ей мне поклониться. Я для нее не смерд, конечно, но и не ровня. Ей даже природные Рюриковичи не ровня.



 
 

<<...