"Ну да! Разбежались! Дед Корней - не Горбачев, Погорынье - не Прибалтика. Он тебе т



"Ну да! Разбежались! Дед Корней - не Горбачев, Погорынье - не Прибалтика. Он тебе так уйдет - внукам рассказывать будешь, если выживешь, конечно. А я-то чего правозащитником заделался? Прямо тебе сталинские репрессии разоблачаю. Да, но отвечать-то что-то надо?".
– Что молчишь? - Отец Михаил попытался заглянуть Мишке в глаза. - Не так?
– Это невозможно…
– Невозможно? А судить дела столетней давности, пользуясь их плодами, возможно?
– Отче…
– Нет, слушай! Сидишь на земле отвоеванной предками, пользуешься ее богатствами, продолжаешь дела их (пусть, по-другому, но продолжаешь) и называешь их преступниками? Да тот старик, что предков славил, в сто раз честнее тебя!
– Отче…
– Молчи! "Не суди, и да не судим будешь". Это для кого сказано? Только для меня? Или для всех? Суд в Нюрнберге… Наслушался на торгу купцов иноземных… Пращуры твои кровь проливали, исполняя свой долг так, как они его понимали, служили Князю Великому и Православной церкви, так, как умели. Что те купцы о них знают? Как ты можешь их судить?



 
 

<<...