– Илюха, да что ты, как ушибленный? - попытался приободрить обозника дед. - Вроде



– Илюха, да что ты, как ушибленный? - попытался приободрить обозника дед. - Вроде бы и трезвый. Чего робеешь-то?
– Да больно уж дело такое… ты только за обиду не прими, Корней Фролыч, ой, Корней Агеич.
– Кхе! Ну, совсем потерялся. Ты часом не свататься надумал? А то у нас тут уже одно сватовство было. Кхе! Слыхал поди, как невеста голосила? Так не свататься?
– Бог с тобой, Корней Агеич, я женат давно. И детишек…
Илья снова замолк, а потом, набрав в грудь воздуха выпалил:
– Вот, Михайла, принес. Спасибо тебе, выручил, век благодарен буду.
Илья вытянул к Мишке руку ладонью вверх. На развернутой, наконец, тряпице лежал кипарисовый нательный крестик, который Мишка дал обознику для проведения обыска на языческом капище.
– Кхе! Возвращаешь, значит?
– Корней Агеич, ты не подумай чего, я со всем уважением…



 
 

<<...