– Кхе! Понял, Илюха? - Взбодрился дед. - Наука! Где-сунь-хренизация называется.



– Кхе! Понял, Илюха? - Взбодрился дед. - Наука! Где-сунь-хренизация называется.
– О как! - Изумился обозник.
– А ты думал! - Дед приосанился. - У нас все серьезно!
– Ну, если наука… тогда оно, конечно…
– Или ты Бурея обнес и себе больше половины оставил? - Поинтересовался дед.
– Ну да, его обнесешь!
– Тогда доставай золотишко.
Илья в третий раз полез за пазуху.
"Да что, у него там чемодан, что ли?"
– Вот, Корней Агеич. Примешь за двадцать кун?
На ладони у Ильи лежали две золотые монетки с арабскими закорючками.
"Динары. Что-то он, вроде бы, много дает. Два динара за двадцать кун. Какой, блин, пробел в образовании! Знаю, что в золотом соверене - двадцать серебряных шиллингов. Правда, соверенов сейчас, кажется, еще нет. А сколько серебряных дирхемов в динаре? Без понятия. Что дороже: дирхем, шиллинг или куна? Ни бум-бум. На Руси своей монеты еще не чеканят (не те товарно-денежные отношения), пользуются привозными. Но в гривне - двадцать пять кун, или двадцать ногат, или пятьдесят резан. Черт ногу сломит! Все-таки, два динара за двадцать кун, по-моему, многовато. Илья, похоже, настоящей цены золотым монетам не знает. А дед? Должен знать - он и в Киеве, и даже в Херсонесе бывал. Неужели надувает Илью? И не скажешь, ведь, ничего. С другой стороны, в том же Херсонесе целую семью за два динара хрен купишь. Один здоровый мужик больше стоит… Кажется. Ничего не знаю, как слепой!".



 
 

<<...