– Я тебе велел: уймись. А ты что? Вторую руку брату сломал! Ты что, и правда бешен



– Я тебе велел: уймись. А ты что? Вторую руку брату сломал! Ты что, и правда бешеный?
– Холопа Роськи больше нет, есть вольный человек Василий. - Мишка не чувствовал за собой никакой вины и не собирался каяться. - Воля ему в церкви объявлена. Того, кто назовет его рабом, Василий вправе убить, и виры с него за это не будет. Я Петьку предупредил, он не внял, нагрубил и приказу не подчинился. На нем три вины и пусть радуется, что только рукой поплатился.
– Так… Кхе…
Дед снова забарабанил пальцами по столешнице.
– И что дальше? - Дед не выглядел рассерженным, скорее хотел что-то выяснить для себя. - Как ты с ним теперь будешь?
– Если не повинится, отлуплю еще раз. Подожду, пока с рук лубки снимут и отлуплю.
В приоткрывшуюся дверь просунулась голова Роськи.



 
 

<<...