– Он моей тетке чрево затворил, она рожать не могла. Вернее, рожала, но мертвых…



– Он моей тетке чрево затворил, она рожать не могла. Вернее, рожала, но мертвых…
– Паскудник, бабу калечить, детей убивать! Не знала, я б ему самому кое-что затворила. Привози свою тетку ко мне, избавим ее…
– Так я уже. Сам.
– Что? Да ты ума лишился…
Нинея вдруг напряглась, к чему-то прислушалась, на лице ее снова отразилась досада, но она быстро ее подавила и снова сделалась доброй, мудрой бабушкой.
– Как же это ты, Мишаня, сам умудрился?
– Да ничего особенного, баба Нинея. Сделал куклу, проткнул ей живот иглой, потом, на глазах у тетки иглу вытащил, сломал и в кузнечный горн бросил. И куклу туда же. Вот и все.
Нинея задумалась, немного посидела, молча, подперев щеку кулаком, а потом выдала резюме, от которого Мишка чуть не свалился с лавки.
– Эх, был бы ты девкой, какую бы ведунью из тебя сделать можно было!



 
 

<<...