– Умен у тебя десятник, Мишаня, даже удивительно. – У него хороший наставник



– Умен у тебя десятник, Мишаня, даже удивительно.
– У него хороший наставник был.
– Дураку любой наставник не впрок. - Нинея повернулась к внучке. А ты что скажешь, Красава?
– Мишане бы еще шубу соболью, перстни с каменьями, да сапожки красные. Вот бы он тогда красавец был! А я бы, как выросла, на нем бы женилась!
Смеющуюся Нинею Мишка еще не видел. Улыбающуюся - да. Усмехающуюся - тоже. А вот хохочущую, утирающую слезы и хлопающую себя ладонями по коленям - нет.
Потом был шум, гам, детская возня, хохот - Нинея (или, все же, Красава?) "отпустила" своих внучат, а Мишка с Роськой принялись раздавать привезенные из Турова подарки. Мишка с удивлением смотрел на своего десятника. Роська, видимо, впервые в жизни принимал участие в таком мероприятии и был счастлив, кажется, больше всех шестерых детишек вместе взятых. Каждая детская улыбка, каждый радостный вопль словно впитывались в него и накапливались, как в каком-то неизвестном науке аккумуляторе. Бывший никифоров холоп, прямо-таки светился от этой "конденсированной радости".



 
 

<<...