– Пинька… сука… – Еще какая! - Охотно согласился Корней. - Истину глаголешь Е



– Пинька… сука…
– Еще какая! - Охотно согласился Корней. - Истину глаголешь Егорушка. И что же он тебе наобещал?
– Убью… змея… подколодного…
– Ну зачем же, Егорушка? - Этот "ласковый" тон деда был знаком Мишке, от него так и несло смертью. - Так уж сразу и убивать? Христос прощать велел. Ну разве что, для науки: зубки там повыбивать, вежливо, ребрышки поломать, ласково. А больше ничего и не надо. Михайла, внучек, чего у него там? - Дед указал бородой в сторону Пимена.
– Засапожник.
– Ну вот, не топор же. Ты, Пинюшка, сходи в церковь, да свечечку за здравие Михайлы поставь. Мог же паренек и по горлышку тебя чиркнуть.
Рукав у Пимена медленно намокал кровью, мишкин кинжал, все же зацепил руку. Дед отпустил ухо Егора и, сокрушенно вздыхая покачал топорище, вытаскивая лезвие из толстой доски столешницы. Егор облегченно вздохнул, поворачивая голову в естественное положение и тут же испуганно дернулся, теряя равновесие и падая на пол. Обух секиры ударил в стол прямо перед его лицом.



 
 

<<...